13 января 2016, 18:03 views 52526
Материалы по разделу: Фотогалерея | Видео галерея |

Молдова в 1941-1944 гг.

Молдавская республика под фашистской оккупацией

После реализации плана румыно-фашистской оккупации, Молдова, а также ряд оккупированных областей Украины, находившихся в ведении Румынии, были разделены в административном отношении на три губернаторства: Бессарабия, Буковина и Транснистрия. Т.о. Молдавская республика оказалась расчленённой на две части, искусственно изолированные друг от друга границей, вдоль которой были выставлены румынские пограничники. 19 августа 1941 г. указом И. Антонеску территория между Днестром и Бугом перешла под управление румынских властей. В отличие от Бессарабии и Северной Буковины, Транснистрия формально в состав румынского государства не входила. Однако в ходе войны против СССР её аннексия стала одной из главных целей политики правящей фашистской клики во главе с И. Антонеску.

Уже в самом начале деятельность оккупационных властей и коллаборационистов была направлена на подавление сопротивления населения захваченных областей методами насилия и террора. На заседании Совета министров 29 июля 1941 г. адмирал Пайс предложил: «Введём виселицу. Потому что она более наглядна и производит большее впечатление, чем расстрел». На это М. Антонеску ответил: «Уверяю Вас, что я об этом думал... Это румынская традиционная мера, и мы прибегнем к ней». Истребление мирных граждан Молдовы – вне зависимости от их национальной принадлежности – осуществлялось политикой «румынизации и колонизации». На заседании румынского правительства 26 февраля 1942 г. «кондукэтор» подчеркнул: «интересы страны и мой собственный состоят в том, чтобы все те, кто желает покинуть её, покинули, т.к. я хочу воссоздать чистый стол для румынского народа и вычистить густым гребнем всех чужаков из румынской страны».

Невообразимо изуверским было отношение оккупантов к евреям. Прибыв 17 июля 1941 г. в Бельцы, И. Антонеску распорядился карать малейшее сопротивление со стороны населения расстрелом, имена расстрелянных обнародовать, население Бессарабии подвергнуть проверке, а подозрительных и тех, кто высказываются против румынских властей, уничтожать. В тот же день он распорядился «согнать» всех евреев в лагеря и отправить на левобережье Днестра для использования на принудительных работах.

В конце июля, собрав губернаторов в Бендерах, «кондукэтор» уточнил, как следует осуществить операцию по отправке людей к Бугу. В соответствии с указаниями румынского «фюрера», губернатор Бессарабии Войкулеску издал приказ №61 о создании лагерей и гетто для еврейского населения в городах края. Всего в эти лагеря – по данным румынских властей – было согнано около 80 тыс. человек. Это были в основном женщины, старики и дети. Самые крупные гетто находились в Вертюжанах – 24 тыс. узников, в Секуренах – 21 тыс., в Единцах – 13 тыс. человек и т.д. В этих лагерях люди подвергались невероятным издевательствам и лишениям, их морили голодом, убивали сотнями, тысячами.

23 июля еврейское гетто было создано в Кишинёве, сюда были согнаны около 12 тыс. человек. Военный комендант города, полковник Тудосе обратился к узникам гетто со словами: «Жиды, мы сохраним вам жизнь, но с условием, что будете работать, где понадобится... С сегодняшнего дня вы рабы Великой Румынии... Кто уклонится от работы, будет расстрелян». 1 августа 1941 г. из Кишинёвского гетто были отобраны «для работы» 450 человек – в том числе 200 женщин – 411 из них были расстреляны возле Вистерничен. Спустя шесть дней, на станции Гидигич было убито 525 евреев. Из 70-80 тыс. проживавших в Кишинёве евреев погибло около 53 тыс.

«Очищение» Бессарабии от евреев. Захватнические планы Антонеску

6 октября 1941 г. на заседании Совета министров «кондукэтор» отмечал: «Что касается евреев, я принял меры, чтобы вывести их окончательно и полностью из этих регионов. Делу дан ход. В Бессарабии находятся еще примерно 10000 евреев, которые вскоре будут переправлены за Днестр, а если обстоятельства позволят, – за Урал». 18 ноября 1941 г. губернатор Бессарабии доложил, что на подведомственной ему территории «еврейская проблема решена». И он был совершенно «прав», т.к. по его словам «в Кишинёвском гетто остались лишь 118 евреев... и в скором времени и они будут переведены за Днестр». А в целом в мае 1942 г. в крае в живых было лишь 227 евреев.

Аналогичные планы вынашивались «кондукэтором» и в отношении граждан Молдовы других этнических групп. 26 февраля 1942 г. на заседании правительства Антонеску заявил, что «нужно избавиться и от других меньшинств – украинцев, поляков, болгар, гагаузов, всех этих мерзавцев (liftele), осевших на Севере и Юге Бессарабии». Данную точку зрения разделяло и его окружение. Так, министр иностранных дел, «профессор» Михай Антонеску в разговоре с Гитлером отмечал: «Многочисленная и примитивная славянская раса представляет для Европы не политическую или духовную проблему, а сложнейшую биологическую задачу... Ей необходимо найти срочное и серьёзное решение».

Румынский историк Фл. Константиниу о захватнических планах «кондукэтора» в отношении Транснистрии

«И. Антонеску хотел заполучить территорию между Днестром и Бугом, – названную впоследствии Транснистрией, – ещё до вступления Румынии в войну и до беседы с Гитлером 12 июня 1941 г. За день до этого Антонеску говорил румынскому послу в Берлине Раулю Босси, что знал от генерала Хансена о готовящейся германо-советской войне и, кроме возврата похищенных в июне 1940 г. СССР территорий, "продвинется как можно дальше на Восток", о чём и заявит Гитлеру на следующий день: "Буг должен стать нашей границей ...для включения в состав страны румынской массы из бывшей молдавской советской республики и получения крупного одесского порта. И, очистив это пространство от жидов и русских, инициируем дипломатическое наступление за возврат утраченной Трансильвании". Т.к. границы были подвинуты войной, Антонеску вспомнил и про обещания, данные Антантой И.К. Брэтиану по поводу всего Баната. Генерал... планировал получить в итоге и сербский Банат... Михай Антонеску, как всегда лишённый меры, возжелал, чтобы Румыния заполучила и Покутию!»

Отношение румын к молдаванам в 1941 – 1944 гг.

B 1941-1944 гг. румынская армия принимала участие во Второй мировой войне на стороне фашистской Германии и представляла собой крупнейший союзный контингент из числа стран-сателлитов Германии (267.727 человек). На оккупированных Румынией территориях Молдавии, Приднестровья и Украины в период с 1941 по 1944 гг. были учреждены Буковинское губернаторство, Бессарабское губернаторство и Транснистрия. Столицей Буковинского губернаторства стали Черновцы, Бессарабского — Кишинёв, а Транснистрии — сначала Тирасполь, а потом Одесса.

Эти территории были необходимы Антонеску для экономической эксплуатации. На них проводилась активная румынизация местного населения.

Антонеску требовал от местных властей вести себя так, как будто «власть Румынии установилась на этой территории на два миллиона лет», и заявлял, что пора переходить к экспансионистской политике, которая включала в себя эксплуатацию всех видов ресурсов на захваченных территориях. Он говорил: «Не секрет, что я не намерен упускать из рук то, что приобрёл. Транснистрия станет румынской территорией, мы её сделаем румынской и выселим оттуда всех иноплеменных. Во имя осуществления этой цели я готов вынести на своих плечах все тяжести».

В то же время губернатор Транснистрии Г. Алексяну в разговоре с И. Антонеску заявил: «Мы оказались перед фактом, что должны выводить людей на работу насильно. Вывели их насильно, и теперь они начали выходить, ибо мы в этом нуждаемся. Я попросил в одном из своих донесений, чтобы в отношении жандармерии Вы нам разрешили перестроить систему администрирования в Транснистрии. Сегодня мы остро нуждаемся в жандармах и армии, которые бы принуждали людей выходить на работу».

Румынская администрация все местные ресурсы раздавала румынским кооперативам и предпринимателям для эксплуатации. На занятых территориях активно использовался бесплатный труд местного населения. Жителей Бессарабии и Буковины использовали для ремонта и строительства дорог и технических сооружений. Декретом-законом № 521 от 17 августа 1943 года румынская администрация ввела телесные наказания рабочих.

В городах и прочих населённых пунктах, где не занимались сельским хозяйством, была введена карточная система покупки хлеба. В день один человек получал от 150 до 200 г хлеба. В 1942 г. Антонеску издал распоряжение, согласно которому нормы выдачи продовольствия на территории Бессарабии сокращались до минимума (по видимому, таковым служил минимум по калориям, необходимый для физического выживания), при этом урожай собирался под надзором полиции и жандармерии, а сельскохозяйственные продукты, вплоть до отходов производства, передавались в ведение местных румынских инстанций.

Румынская администрация проводила политику румынизации в занятых регионах. Был принят ряд законов, вытеснявших русский, украинский и прочие языки не только из деловой сферы, но и из повседневной жизни. Так, из библиотек в обязательном порядке изымались все книги на русском языке, в том числе написанные на дореформенном русском. С конфискованной литературой поступали по-разному: часть сжигали на местах, часть вывозили в Румынию.

Население оккупированных территорий было поделено на три категории – этнические румыны, национальные меньшинства и евреи, получавшие удостоверения личности разных цветов (румыны – белого, нацменьшинства – желтого, евреи – зеленого); всем представителям румынского государственного аппарата (включая работников в области образования и священников) предписывалось «доказывать населению, что они румыны».

В отношении мирного населения осуществлялась репрессивная политика, затрагивавшая все сферы жизни. Согласно распоряжениям румынской жандармерии подлежали конфискации не только единицы оружия, находившиеся в частном пользовании, но и все радиоприемники частных лиц. Репрессии предусматривались даже за групповое пение на улице. Как признавали сами местные румынские инстанции, в реальности проведение Румынией оккупационных мероприятий контролировали немцы, более того – во избежание нежелания румын воевать на стороне Германии немцы разворачивали так называемые «пункты по перевоспитанию румынских дезертиров», а за наступающими румынскими частями нередко следовали заградительные отряды СС.

Проводилась постепенная румынизация учебных заведений. В первую очередь это касалось Транснистрии, где проживало больше украинцев и русских, чем молдаван. В школы региона были направлены учителя румынского языка, которые прикреплялись к каждому классу. В Кишинёве был введён строгий закон, вообще запрещавший разговаривать на русском языке. Кроме того, администрация требовала употребления румынских эквивалентов славянских имён. Местное население не подчинялось этим законам. По словам губернатора Кишинёва, «использование русского языка вновь становится обычаем». Для сопротивления румынским законам и сохранения самобытной культуры народов Бессарабии интеллигенцией создавались подпольные кружки. Эти общества преследовались полицией, так как проводили популяризацию и пропаганду нерумынских культур Бессарабии и Буковины среди населения.

В годы Второй мировой войны румынская администрация жестоко относилась к населению Бессарабии . Так, судья Шт. Минкэ писал 25 февраля 1942 г. Иону Антонеску: «Жителей Бессарабии избивают и оскорбляют жандармы, являющиеся диктаторами в сёлах». Об этом же говорится и в стенограмме беседы начальника отдела пропаганды румынской военной комендатуры г. Одессы майора А. Енеску с начальником отдела Военно-гражданского кабинета по администрации Бессарабии, Буковины и Транснистрии С. Яманди: «Считаю своим долгом поставить Вас в известность, что жандармы в некоторых молдавских сёлах... относятся плохо к местному населению, избивают мужчин, женщин. Поэтому население очень недовольно. Жителей также оскорбляют, что оставляет очень тягостное впечатление, тем более что они отвыкли от оскорбления при большевиках».

Согласно официальным данным, в 1941-1944 гг. подверглись истязаниям и пыткам около 210 тысяч жителей Молдавии, – десятая часть населения. Люди, пережившие четырехлетнее зверство, вспоминают: «Телесных наказаний не мог избежать ни один мужчина. Избивали и женщин – по любому, даже незначительному поводу, причем с такой же силой, что и мужчин ... От избиений погибли 22.700 человек. А 18.400 жителей... из-за политических обвинений попали под арест уже в первый год оккупации, большинство из них так и не дожили до освобождения... С особой жестокостью уничтожали политически активных крестьян, выбранных в Советы, госслужащих, учителей».

На смерть от нужды и голода были сознательно обречены депортируемые. «Так, для освобождения места румынским колонистам в апреле 1943 г. из сел Рыбницкого района были выселены около 3 тысяч украинцев. С территории Южной Бессарабии депортировали и передали немецким войскам около 1,5 тысяч поляков. Немецким командованием был разработан план по выселению 500 тысяч украинцев с территории Северной Буковины, около 750 тысяч болгар, русских и украинцев из Бессарабии».

Геноциду способствовала политика массового грабежа на оккупированных территориях, включая Бессарабию и Транснистрию. «Уже к середине лета 1941 г. румынские и немецкие войска захватили продовольственные склады. Имеющиеся у крестьян скот и зерно оккупанты реквизировали для потребностей войск, что способствовало началу в Молдавии голодного времени».

Румыния эксплуатировала Бессарабию и Транснистрию для своих экономических нужд. Зерно из этих регионов вывозилось в Румынию, местное население насильно выгонялось войсками и жандармами на бесплатную работу. Какое-то время это обеспечивало страну необходимыми запасами продовольствия, однако к концу войны с потерей Транснистрии, Буковины и Бессарабии сельское хозяйство Румынии первым из всех отраслей экономики оказалось истощённым. Многие крестьяне не могли прокормить себя, поэтому отказывались выходить на работу.

Несмотря на кризис, власти требовали от них неукоснительно выполнять обязанности. Проправительственная газета «Универсул» писала: «Министр земледелия часто призывает крестьян к обработке своих земель, но эти платонические призывы остаются безрезультатными. Мы считаем, что по отношению к упрямым крестьянам нужно применять драконовские меры».

Румынская оккупация нанесла Молдове тяжелейшие раны. Преследованиям подвергались евреи, цыгане и другие национальные меньшинства края. Немало жертв фашистских насилий было среди молдаван. Многие молдаване героически погибли, находясь в рядах Красной Армии. Молдова дала Красной Армии 400 тыс. солдат и офицеров, среди них были командиры полков, дивизий. В румынской армии, куда жителей Бессарабии стали брать после Сталинградской битвы, их было в 10 раз меньше. Причём бессарабцы как советские граждане тысячами сдавались в советский плен.

Освобождение Молдавии от фашистской оккупации

20 августа 1944 г. на южном участке Восточного фронта началась Ясско-Кишинёвская операция, которая завершилась полным разгромом фашистских войск и освобождением Молдовы. 24 августа 1944 г. была освобождена столица республики – Кишинёв. Первым ворвался в город батальон капитана А. Бельского, а Знамя Победы водрузил над куполом примэрии наш земляк М. Беккер. В результате были окружены 3-я и 4-я румынские и 6-я немецкая армии. Эта последняя была восстановлена после Сталинграда и получила от Гитлера громкое название «Армия возмездия», однако вновь была уничтожена. В плен попали около 208 тыс. немецких и румынских солдат и офицеров. Успех Ясско-Кишинёвской операции, вошедшей в историю под названием Канны XX века, открыл советским войскам путь на Балканы и в Венгрию.

Понимая, что Германия окончательно проиграла войну и потянет за собой в могилу и Румынию, её правящие круги совместно с коммунистами 23 августа свергли режим И. Антонеску и объявили войну гитлеровскому рейху. С точки зрения национальных интересов Румынии, исходя из создавшегося геостратегического положения, это был реалистический шаг, единственно правильный в тех условиях, сохранивший румынскую государственность и обеспечивший её интересы. Этот акт спас Румынию от больших разрушений и жертв среди мирного населения, сохранил жизнь тысячам советских и румынских солдат и открыл почти без сопротивления путь Советской армии на Балканы и в Венгрию.

Кроме того, до конца войны румынская армия воевала на стороне антигитлеровской коалиции. Всё это, бесспорно, способствовало ускорению победы над фашистской Германией и уменьшению потерь. В результате военных побед Красной Армии, в сентябре 1944 г. фашистский блок покинули Финляндия и Болгария, и только Венгрия осталась прикованной к гитлеровской военной колеснице.

Уроженцы Молдовы на фронтах Великой Отечественной войны

Среди миллионов советских людей, мобилизованных в армию, около 400 тыс. были выходцами из Молдовы, воевавшими на всех фронтах Отечественной войны. 85 тыс. молдаван были награждены, 150 – в первые недели войны. Среди них – кишинёвец С. Львовский, тираспольчанин И. Кирица и тараклиец М. Андриенко. Уроженец Кишинёва А. Соколов на рассвете 22 июня сбил в советском небе первый самолёт, потерянный немцами в войне против СССР.

Во время обороны Одессы пулемётчица Мария Мотынгэ и снайпер Людмила Павличенко из Кишинёва уничтожили по 300 противников. Под Уманью смертью храбрых пал командир 16-й бронедивизии п-к М. Мындру. В боях под Москвой отличились генерал Н. Лебеденко из с. Новые Кирганы Кагульского р-на, уроженец Атак, командир авиаполка Д. Кэлэраш, тираспольчане П. Щербинко и С. Полецкий. Во время обороны Ленинграда проявил себя лётчик-истребитель, молдаванин Петру Бонар, заставивший немецкого аса приземлиться на советский аэродром. За мастерство в бою товарищи называли его «хозяином неба». Славно воевал и уроженец Дубоссар, лётчик С. Урсул.

Во время обороны Севастополя проявили себя будущие супруги и доктора хабилитаты Афанасий и Лукерья Репида. Морской пехотинец А. Репида был тяжело ранен и считался погибшим. Но моряки в последние минуты перед уходом из Черноморской твердыни подобрали его в бессознательном состоянии и эвакуировали в Новороссийск. После длительного лечения, вернувшись в действующую армию, он воевал до конца войны. Лукерья Евстафиевна закончила свой боевой путь, освобождая Молдову.

За мужество и отвагу, проявленные в боях под Сталинградом, уроженцы Молдовы М. Диордицэ, Л. Диордицэ, Я. Кутковецкий, З. Кирошкэ и др. были награждены правительственными наградами. А будущий академик А. Лазарев, ставший в Сталинграде командиром артиллерийской батареи, удостоен ордена Отечественной войны II-ой степени. Замечательный подвиг совершила в боях под Сталинградом дочь гагаузского народа, уроженка Чадыр-Лунги М. Славиогло, вынесшая с поля боя тяжело раненого будущего героя Советского Союза и национального героя испанского народа Рубена Ибаррури.

Ярким примером дружбы народов в битве на Волге стал подвиг двух пулемётчиков – русского Михаила Начинкина и молдаванина Юрко Таракула. На перекрёстке двух улиц они несколько суток удерживали стратегически важный дом. Десятки немецких солдат при поддержке пулемётов пытались выбить их оттуда. Неся огромные потери, фашисты подвергли дом мощному артогню. Но, подойдя к его руинам, вновь были встречены пулемётным огнём. Тогда здание было подвергнуто мощной бомбардировке с воздуха. Однако и после этого фашисты не смогли продвинуться, т.к. из подвала по ним вели сокрушительный огонь наши герои. Они оба погибли, но врага не пропустили.

Неоднократно спасал своего друга-еврея от неминуемой гибели молдаванин Сергей Герась. Под Минском – тяжело раненный – он попал в плен. Рядом с ним были его товарищи-земляки Демьян Жигуль и Семён Шпиц. Пленных евреев фашисты вытаскивали из колонны и тут же расстреливали. Когда прозвучала команда «евреи, шаг вперёд», Сергей, задержав Семёна в шеренге, немцам сказал что «это румын». На территории Польши в лагерях они прошли все круги ада, но верность друга и здесь спасла Шпица от неминуемой гибели. Однажды нацисты приказали военнопленным раздеться донага, проверяя их национальную принадлежность по наличию обрезания. Казалось, смерти Семёну не избежать. Однако, не растерявшись, Сергей сумел убедить фашистов, что его друг мусульманин-татарин.

В боях под Курском мужественно сражался уроженец Слободзеи лётчик А. Грекул, будущий профессор. На Курской дуге стал Героем Советского Союза уроженец села Хыртоп Дубоссарского р-на Степан Колесниченко. К сентябрю 1943 г. он сбил 20 фашистских самолётов. Однако 2 сентября 1943 г. в небе над Украиной – в схватке с пятью немецкими истребителями – славный сын молдавского народа пал смертью храбрых. За подвиги при форсировании Днепра героями Советского Союза стали уроженцы Молдовы русский М. Павлоцкий, молдаванин И. Коваль, украинец П. Щербинко. Получил это звание и уроженец с. Бардар р-на Хынчешть Михаил Плугарёв, начавший войну рядовым, а закончив гвардии капитаном.

Всему миру известен героизм молодёжной подпольной организации Краснодона «Молодая гвардия». В её рядах боролся и сын молдавского народа Борис Главан, уроженец с. Царьград Дрокиевского района. Другой сын молдавского и украинского народов Иван Кудря, родившийся в Борисполе на Украине, был известным советским разведчиком-подпольщиком и погиб как герой в оккупированном нацистами Киеве.

Примером беспредельной храбрости и мужества во имя Родины навсегда останется подвиг Александра Матросова. Более 200 воинов повторят его подвиг, в том числе славный сын Молдовы Ион Солтыс, при штурме с. Луизенталь (Германия) 11 февраля 1945 г. С исключительной доблестью сражались на территории Германии уроженцы Молдавии Фёдор Жарчинский, Шапса Машкауцан, Сергей Полецкий, Григорий Сорокин, удостоенные звания Героев Советского Союза. 16 жителей Молдовы были отмечены в годы войны этой высокой наградой.

Особенно яркий подвиг совершил уроженец Кагула А.И. Маринеску (украинский вариант фамилии – Маринеско), по отцу молдаванин, а по матери украинец. 30 января 1945 г. экипаж субмарины «С-13» под командой капитан-лейтенанта Александра Маринеску отправил на дно германский суперлайнер водоизмещением более 25 тыс. т. «Вильгельм Густлов» – морскую ставку фюрера. Немцы называли его «морским раем». Получив сообщение о том, что лайнер погиб, Гитлер впал в ярость. Командира конвоя по его приказу расстреляли. Как и после разгрома 300-тысячной армии под Сталинградом, в Германии был объявлен трёхдневный траур. А. Маринеску был объявлен личным врагом фюрера наряду со Сталиным, Рузвельтом, Черчиллем. Он признан лучшим подводником Второй мировой войны.

В контексте запуска программы «Европейское село», какие насущные потребности имеются в вашем населенном пункте?

Населенные пункты Молдовы
Статус:
Село
Первое Упоминание:
1730
Население:
792 чел.

Хырбовэц (Hîrbovăț) – село в составе коммуны Онишкань района Кэлэрашь. Село расположено на расстоянии 16 км от города Кэлэрашь и 67 км от муниципия Кишинёв. По данным переписи 2004 года, в селе проживало 792 человека. Первое документальное упоминание о селе Хырбовэц датировано 1730 годом.

Библиотека
Электронная библиотека сайта www. moldovenii.md – содержит книги, документы, аудио и видео материалы по молдавской истории и культуре.